Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:18 

фик "свои причины"

Любава21
Злостный слэшер
Автор упрт, Харальд упрт, беты нет, простит, если что.

Название: Свои причины
Автор: Любава21
Размер: мини (1174 слова)
Пейринг/Персонажи: Харальд Карстарк, Джон Сноу, Санса Старк, Рамси Болтон, Харальд Карстарк/Рамси Болтон
Категория: слэш
Жанр: ангст, дарк
Рейтинг: PG-13
Примечание: пост Битва Бастардов, написано до 6-09
Краткое содержание: Болтон потерпел поражение, Харальду ничего не остается, кроме как присягнуть вернувшимся Старкам, правда делает он это по своим причинам.
Предупреждения: дарк!Харальд, за кадром изнасилование

— Присягнуть?!! После того, как ты сражался за Рамси? Да весь Север знает, что ты был его самым преданным слугой!

Голос девчонки звенит от злости, но Харальду на это плевать, он смотрит только на бастарда. Девчонка может сколько угодно кричать, что она Старк и наследница Севера, но вся власть у Сноу, Харальд это точно знает, он хорошо умеет чувствовать такие вещи.

Был, — соглашается он, стараясь выделить слово голосом, и поднимается с колен.

Если уж он собирается оправдываться, то сделает это стоя, с гордо поднятой головой. Появиться в Винтерфелле после поражения армии Болтона — чистое безумие, но как ни странно, это единственный шанс сохранить жизнь и положение. Харальд молчит, дожидаясь реакции Сноу. Тот кивает, и Харальд начинает говорить. Он не торопится, четко выговаривает заранее подготовленные слова. Если уж его до сих пор не казнили, значит готовы хотя бы выслушать.

— Когда по воле короля, — он делает акцент на "короле", это должно придать вес его словам, — лорд Русе стал Хранителем Севера, я присягнул ему, потому что таков был мой долг. Кто я такой, чтобы противится воле короля, особенно после того, как наследница Старков вступила в законный брак с наследником Болтона. — Он вежливо кивает в сторону Сансы, и та покрывается красными пятнами. Пусть говорит, что угодно: что ее принудили, выдали замуж насильно или что это была вообще не она, для Харальда это не имеет никакого значения — формально он присягал не только королю и своему лорду, но и Старку. — Когда же лорд Русе скончался, я присягнул его законному сыну и наследнику.

— Я слышал, это Рамси убил отца, а заодно его жену и младшего сына, — замечает Сноу.

— Я тоже слышал эти слухи, — говорит Харальд. — Я с своей жизни каких только россказней ни наслушался. Например, говорили, что Робб Старк умнейший, добрейший и справедливейший король из всех существовавших. Однако же он и глазом не моргнув лишил моего отца головы. Еще, помнится, говорили, что он обращается волком и жрет своих врагов живьем. К слову и о вас, лорд Сноу, ходят те же слухи. Правдивы ли они?

— Нет, — цедит Сноу.

— Тогда вы понимаете, что не стоит верить всему, что болтают люди.

— Но вы же хорошо его знали, — не сдается девчонка. — Разве вы не поняли, что он за человек?

— Обычный человек, — пожимает плечами Харальд.

Девчонка гневно раздувает ноздри, она как ни кто другой знает, что это не так, но вот Сноу этого не знает. Он, конечно, много всего слышал, но слышать и даже знать, совсем не то же самое, что прочувствовать на собственной шкуре. Сноу поджимает губы — он сдается. Сам еще этого не понимает, но сдается. Возможно, он пока не верит Харальду, а может, и не поверит, но клятву верности примет. В этом Харальд уверен.

Остаток дня проходит в спорах и объяснениях. Кое-где Харальд говорит правду, например, что сражался не с наследниками Старков, а с армией одичалых. Кое-где — откровенно лжет, например, что не знал о пленении Рикона. Большой чертог заполнен одичалыми, мелкими северными лордами, которые в Винтерфелле то никогда не были и людьми с гербом Арренов на одежде. Некому опровергнуть слова Харадьда. Он только надеется, что младший Старк не успел его запомнить, но к счастью никому не приходит в голову позвать мальчишку. Возможно, в этом есть заслуга Рамси. Еще до наступления темноты Харальд преклоняет колено. Пока он приносит клятву верности, Сноу буравит его взглядом. Харальд прекрасно понимает, что это значит — один неверный шаг, и его голова украсит винтерфеллскую стену. Напрасно ты так думаешь, Сноу. Харальд не собирается делать неверных шагов. Он вообще не собирается делать никаких шагов. Все, что ему нужно — это тихая жизнь в своем маленьком замке.

Когда Харальд возвращается в Кархолд, его встречают, как хозяина. Здесь никто не называет его предателем и бастардовым приспешником. Харальд не требует от слуг ничего сверх их обычных обязанностей, и сам пытается быть достойным лордом. Первым делом, оказавшись дома, Харальд идет в подвал. Никто кроме него и пары верных людей сюда не спускается — незачем, пленников в замке давненько не водилось. Но даже, если кто-то вознамерится посетить подвал, то не сможет — вход прикрывает массивная, окованная железом дверь с хитро устроенным замком, и ключ есть только у Харальда. Едва переступив порог, Харальд тут же закрывает дверь и запирает ее изнутри. Он спускается вниз, в широкую круглую комнату. Когда-то она служила пыточной, теперь же это их место. Факелы вдоль стены горят ярко, у Харальда есть двое доверенных людей, которые всем здесь занимаются. По правде сказать, он предпочел бы все делать сам, но не может проводить в подвале все свое время, как бы ему этого ни хотелось, и кто-то должен присматривать за ним.

Харальд делает шаг в комнату и замирает, сердце начинает стучать чаще, наполняясь радостью встречи. Кажется, они не виделись целую вечность. Поездка в Винтерфелл заняла меньше времени, чем Харальд планировал, но все равно расставание было слишком долгим. Едва он замечает Харальда, как дергается вперед, бряцая цепью и натягивая ее до предела.

— Я тебе глотку перегрызу, ублюдок, — рычит он вместо приветствия. — Я вырву твое поганое сердце собственными зубами.

— Я так скучал по тебе, — шепчет Харальд, не обращая внимания на ругань.

Он привык к угрозам, а услышать наконец любимый голос кажется невероятным счастьем. Харальд крепит факел в держатель и скидывает сумку с плеча. Внутри хлеб, ветчина, бурдюк с вином и зеленое яблоко — Харальд знает, он их любит. А под едой — крепкие, кожаные ремни. Все-таки девчонка Старк была права, Харальд очень хорошо успел узнать его. Он подходит ближе, опускается рядом и счастливо касается щеки своего милорда. Его настоящего и единственного милорда, ни какого-то там старковского бастарда. Милорд дергается и пытается укусить Харальда, но тот крепко сжимает пальцы на его подбородке, так что милорд не может двинуть головой. У Харальда сильная хватка и натренированные руки, этого милорд почему-то никогда не учитывает. Конечно, челюсть пальцами он сломать не сможет, но синяки останутся.

— Не надо, — говорит Харальд, другой рукой очерчивая контур губ милорда. — Иначе мне придется выбить тебе зубы.

На лице милорда мелькает странное выражение. Харальд мог бы назвать это страхом, если бы не знал, что милорд ничего и никого не боится. Харальд подается вперед и целует его в сухие обветренные губы. Милорд пытается отстраниться, но у него не выходит. Харальд отпускает его и проверяет крепость цепей и веревок, оплетающих милорда. Может Харальд и сошел с ума от любви, но осторожности не потерял.

— Я сдеру с тебя кожу живьем, — шипит милорд, когда Харальд туже затягивает веревки на обмотанных парусиной руках. — Я буду отрезать от тебя по кусочку и скармливать собакам.

— Поверь, тебе гораздо безопаснее здесь, — отвечает Харальд, крепя цепи к кандалам на ногах. — Там тебя просто убьют. А в этом подвале ты сможешь оставаться невредимым очень и очень долго. Я мог бы поместить тебя в башню, но я же знаю, что ты любишь подвалы. А теперь, когда я уладил все с бастардом, я смогу больше времени проводить с тобой. Приносить вкусную еду, я же знаю, ты любишь вкусно поесть. И конечно я буду тебя любить, тебе понравится, обещаю.

Харальд затыкает милорду рот кляпом, чтобы не кусался, да и крики отвлекают и сбивают с настроения. Он стягивает с милорда штаны, тот дергается, но цепи держат хорошо, почти не давая двигаться.

— Знаешь, я очень устал после поездки, — Харальд расшнуровывает собственные бриджи. — Да и слишком сильно тебя хочу. Долго я не продержусь, но ведь у нас впереди много, очень много времени.

@темы: упорос великая сила, текст, Ramsay Bolton and Harald Karstark is LOVE, G-PG-13

Комментарии
2016-06-18 в 01:02 

resident trickster
он мог заехать на второй этаж на коне и пойти пить чай
Арщщщ, какой крипи!Харальд. :heart: И да, Рамси в плену - сам по себе кинк.

2016-06-18 в 07:41 

Любава21
Злостный слэшер
resident trickster, спасибо :heart:

2016-08-18 в 21:02 

krys
негодяй и извращенец (С)
Плюсую, Рамси на дыбе - кинк сам по себе! Харальд явно действует из лучших побуждений, сохраняет жизнь милорду для себя. Причем грамотно так - и со Старками договорился, и с собственными слугами явное понимание...
Рамси попал.

2016-08-18 в 21:51 

Любава21
Злостный слэшер
krys, Рамси не просто попал. Он еще и знает, что именно можно делать с пленником и помнит, что сам делал с Теоном. И вот это еще сильнее добавляет ангста и кинков. Конечно, вряд ли Харальд будет снимать с него кожу, но у Рамси то стопроцентной уверенности нет.

2017-02-24 в 14:34 

KadriyaK
Восхитительно! :red:

2017-02-24 в 15:36 

Любава21
Злостный слэшер
KadriyaK, спасибо :heart:

   

Храм святого Храмси

главная